По итогам анализа люстрационных процессов в Украине наибольшим саботажником выполнения Закона «Об очищении власти» является Генеральная прокурора и лично Виталий Ярема. Об этом на брифинге сегодня заявила Александра Дрик, руководитель информационного отдела Общественного люстрационного комитета.

«До сих пор остаются на должностях работники прокуратуры, которые подпадают под так называемую «автоматическую люстрацию», которые работали во время Евромайдана, некоторые из них даже получили повышение; среди прокуроров десятки миллионеров, а 120 из 156 люстрованих прокуроров оспаривают свое увольнение в судах », – отметила она.

На основе данных активисты Общественного люстрационного комитета составили список вопросов к Генеральному прокурору, с которыми публично обратились к Яреме во время брифинга.

Вопросы к Виталию Яреме относительно саботажа его ведомством Закона «Об очищении власти»

Почему до сих пор не уволен прокурор Донецкой области Николай Франтовский? По Закону «Об очищении власти» иммунитет статуса участника АТО не распространяется на тех, кто подпадает под «автоматическую люстрацию». Франтовский подпадает, поскольку в указанный в Законе период он был прокурором Житомирской области, и должен быть уволен еще в октябре 2014.

Почему до сих пор не уволен Юрий Вийтев – Военный прокурор Центрального региона Украины, подпадает под «автоматическую люстрацию»?

Почему до сих пор не уволен Павел Богуцкий – Военный прокурор Южного региона Украины, подпадает под автоматическую люстрацию?

Почему до сих пор не уволен Евгений Парамонов – исполняющий обязанности военного прокурора Западного региона Украины, подпадает под автоматическую люстрацию?

Что мешает уже сейчас уволить Сергея Юлдашева, Главного прокурора Киева, если известно, что он подпадает под люстрацию по результатам проверки, поскольку не уволился во время Евромайдана по собственному желанию? (Это Генпрокурор признал сам, была публикация на «Украинской правде»).

Откуда у семьи заместителя Генерального прокурора Олега Бачуна почти 6000000 подарков, призов и выигрышей? И откуда в его собственности 15 гектаров земли, две квартиры (50,9 и 186,5 квадратов), садовый домик площадью на 151 кв. метр и 31-метровый гараж, учитывая, что он с 1990 года был судьей и 2 года работал помощником народного депутата на общественных началах?

Откуда у заместителя Генерального прокурора Анатолия Даниленко два земельных участка – 14166 квадратных метров и 2481 квадратный метр, жилые дома площадью 274,6 и 30,8 квадратов, а еще три квартиры – 53,5, 83,4 и 73 квадратных метра?

Откуда у жены Генерального прокурора при доходе 252 000 в год земельный участок 7500 кв. м, жилой дом 278 кв. м, квартира 262,8 кв.м, гараж 134 кв.м. и 3 автомобиля (в том числе Mercedes Benz ML 350 2010 года выпуска, которой сейчас стоит 1500000 гривен)?

Откуда у старшего прокурора отдела штатов и дисциплинарной практики управления кадров Татьяны Бойко более 3 миллионов дохода, 1200 квадратных метров земли и 85,3 квадратов квартиры, которую чиновница приобрела за 1,5 миллиона гривен, при годовой зарплате в 184 444 гривен?

Откуда у старшего помощника заместителя Генпрокурора Григория Остафийчука (который сейчас работает заместителем Главного военного прокурора – начальником следственного управления) в 2013 году задекларировано 2,41 миллиона гривен, большинство из которых он не смог объяснить («прочие доходы»)?

Откуда у Главного бухгалтера-начальника главного управления Людмилы Ерховой почти 2000000 гривен дохода? И в каких боевых действиях она участвовала, когда приехала в Краматорск (зона АТО) в октябре?

Откуда у прокурора прокуратуры Печерского района Киева Кирилла Волкова доход в 1,6 миллиона гривен?

Почему до сих пор работают те прокуроры, которые скрывают доходы в декларациях? Например, прокурор Дарницкого района города Киева Сергей Дворак (сын начальника таможенного поста «Энергетический» Киевской межрегиональной таможни Юрия Дворака) скрыл в декларации элитную недвижимость и авто за миллион гривен.

Почему прокуроры, которые открыто выполняли преступные приказы режима Януковича, до сих пор остаются на своих должностях? Например, заместитель прокурора Печерского района города Киева Роман Волошин, который в декабре 2013 года выдвигал обвинения против активистов Евромайдана, а сейчас получил повышение и стал руководителем Печерской прокуратуры. Или заместитель прокурора Оболонского района Киева Константин Дяденко, который вел дело против Автомайдановцев, которых обвинили в нападении на «беркутовцев», а сейчас занимает должность первого заместителя прокурора Дарницкого района г. Киева.

Почему прокуроры не хотят выполнять законы страны, которая нанимает их на работу? 120 из 156 люстрированных прокуроров оспаривают свое увольнение. Например, Максим Занфиров (сын заместителя Пшонки) – экс-заместитель прокурора Одесской области и Денис Черных (сын заместителя Захарченко) – бывший начальник отдела защиты финансово-экономических интересов государства управления защиты прав и свобод граждан и интересов государства Главного управления защиты прав и свобод граждан, интересов государства, надзора за соблюдением законов спецподразделениями и другими органами, которые ведут борьбу с организованной преступностью и коррупцией Генеральной прокуратуры Украины.

Зачем прокурорам статус участника боевых действий в зоне АТО? (Известно по меньшей мере, 27 человек включая Франтовского). Если они хотят воевать, пусть увольняются с должностей и присоединяются к батальонам.

Почему на сайте прокуратуры почти одновременно с началом действия Закона о люстрации закрылся раздел с назначениями? Кого Генпрокуратура скрывает?